Древние знания, опыт тысячелетий, волшебство наших рук!
Последнее интервью

Я многому учился в своей жизни, переосмысливал, перерабатывал, постепенно, шаг за шагом, приближаясь к созданию своей врачебной школы.

Школа доктора Баира
Мы развиваем систему обмена опытом с известными китайскими, бурятскими, индийскими и монгольскими целителями, которая была налажена еще Баиром Чойжинимаевым.
Притчи
Посвящение
Боль гасит мутное сознание,
Кидая жизнь в мираж теней,
Стоишь, но только изваянием
Своей души, что нет мрачней.

Но вот просвет - иль это кажется?
Мираж уходит, сброшен сон.
Вы в жизнь вернуть меня отважились,
Откинув боль и сумрак вон.
о клинике “DrBair.ru”
Духовное и научное наследие Баира Галсановича - бесценный капитал, который сегодня находится в руках учеников и соратников, продолжающих дело учителя.

Интервью с доктором Баиром



Чойжинимаев Баир Галсанович,

основатель клиникм “Наран”, признанный специалист в области восточной медицины

(04.08.1958-11.06.2012)  
 

«Создание клиники – это определенная черта, подводящая итог моей многолетней врачебной практики. Я многому учился в своей жизни, переосмысливал, перерабатывал, постепенно, шаг за шагом, приближаясь к созданию своей врачебной школы. И теперь, когда это удалось, настало время передавать опыт молодым». 
 
 

    ГУРУ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

    Травник, мануальный терапевт, специалист по точечному массажу, иглорефлексотерапии и ауриколотерапии, человек, в совершенстве владеющий китайским, тибетским, индийским и монгольским точечным массажем, создатель собственной терапевтической школы, автор книг, посвященных конституциональным заболеваниям и патологиям опорно-двигательного аппарата, – все это доктор Баир, интервью с которым я записываю в клинике.  

    ВРАЧ НА ГЕНЕТИЧЕСКОМ УРОВНЕ

    - Медицина – одна из немногих профессий, о которой принято говорить как о призвании, и многие известные врачи еще в детском возрасте знали, что посвятят себя медицине. А в каком возрасте это призвание почувствовали в себе вы?

- Интересное начало разговора. Дайте подумать… По поводу призвания как необходимого внутреннего ощущения правильности выбранного тобой пути вы правы. Есть профессии, такие как врач, которые требуют от человека полной самоотдачи, всех его сил, знаний, умений. Требуют его жизни. Но я бы не сказал, что выбор происходит у «призванных» в детском или юношеском возрасте. Я знаю многих людей, которые стали докторами уже будучи зрелыми, состоявшимися людьми. И, поверьте, они прекрасные специалисты…

    Если говорить обо мне лично, то это скорее профессия выбрала меня, а не я – профессию.

    Мои бабушка и прабабушка были целительницами. В русской традиции таких людей раньше звали знахарками. Они разбирались в травах, могли принять роды, вправляли кости и грыжи, словом, с успехом могли заменить любую поликлинику. Возможно, мне передалась их «профессиональная наследственность»…

    - А почему выбрали восточную медицинскую школу?

    - Я увлекся этим направлением еще на первом курсе медицинского института. В Чите, где я учился, печаталась газета «Неделя», в которой были статьи, посвященные ци-гун терапии и точечному массажу. Меня они очень заинтересовали, и я, помнится, за все время не пропустил ни одной «Недели», потому что более серьезной литературы в те годы просто не было. Получить первый настоящий учебник по восточной медицине мне помог случай.

    На зимних каникулах в родном Улан-Удэ я совершенно случайно познакомился с человеком, который оказался известным исследователем тибетской медицины. Он не был врачом по образованию, но прекрасно владел рефлексотерапией. Как потом выяснилось, даже лечил многих членов Политбюро. Его монография стала для меня настольной книгой. Можно сказать, что именно с нее началось настоящее увлечение целительскими практиками. 
 

    ДЕДУШКА БАЛБАР

    Кроме того, я решил восполнить пробел в классическом образовании - изучить народную медицину. Фитотерапию мне стал преподавать дедушка Балбар.

    - Вы имеете в виду Балбар-ламу?

  - Совершенно верно. Это уникальный человек. Он бурят, который большую часть жизни прожил в Китае. В 80-х годах получил советское гражданство и поселился в Улан-Удэ. Человек, который великолепно знает все травы, когда и как их нужно собирать, где хранить, в каких пропорциях смешивать при изготовлении настоев и отваров. За то время, что мы с ним путешествовали по горам, степям, лесной тайге в поисках целебных растений я узнал тысячи разных рецептов. И еще на практике убедился в высокой эффективности фитотерапии, так как наблюдал работу дедушки Балбара, видел его пациентов, среди которых были люди с очень тяжелыми заболеваниями.

    - Вы и сейчас используете фитотерапию?

    Разумеется, но чаще как вспомогательное лечение, потому что целебные отвары потенцируют эффект от массажа и иглорефлексотерапии. Я также прописываю травы после курса терапии. Это – большое подспорье для тех, кто хочет сохранить здоровье и долголетие.

    - А себе их готовите?

    - Разумеется! Дедушка Балбар научил меня одной простой истине: если хочешь помогать другим людям, сумей, в первую очередь, помочь самому себе.

    Сейчас ему 86 лет. Это здоровый, энергичный человек, который выглядит намного моложе своих лет… 

    ПО ДВЕ СТОРОНЫ ТЯНЬ-ШАНЯ…

    - Сколько всего у вас было учителей?

    - Много. И учителей, и наставников, и сподвижников. Я старался изучить все методики, которые по-настоящему «работают». Монгольскую медицину постигал в сотрудничестве с академиком Тумурбатором. Затем был на Тибете, где учился рефлексотерапии и кунье-массажу у известного всему миру доктора ПемаДоржи. Затем были еще Индия и Китай…

    - Скажите, а все те знания, которые вы получили в читинском мединституте как-то вам в жизни пригодились? Ведь западная и восточная школы – принципиально разные...

    - Знания анатомии и физиологии – это основа основ. Без них нельзя стать хорошим врачом. Что же касается разного подхода, тут нужно понимать вот что... Запад и Восток не противостоят, а во многом дополняют друг друга.

Во-первых, на западе прекрасно развита инструментальная диагностика. С помощью таких приборов как УЗИ, КТ, МРТ можно не только увидеть патологию, но и точно определить ее локализацию. И самое важно, что это – массовое обследование. В китайской и тибетской медицине таким «рентгеновским» зрением обладают очень немногие. Это – высшая степень мастерства. Мне, например, известно, что только личный врач Далай-ламы может по пульсу диагностировать наличие опухоли в организме, указать ее размеры и место расположения. Другие подобные уникумы не известны, разве что экстрасенсы, но у них – иной дар.

    Во-вторых, прямо и косвенно методами гистологических исследований давно подтвержден факт наличия на теле человека биологически активных точек (там больше нервных рецепторов, ближе к поверхности тела расположены сосудисто-нервные пучки и т.д.), которые используются в китайской медицине уже более пяти тысяч лет! А, значит, можно научно обосновать те терапевтические приемы, которыми мы пользуемся, не применяя хирургического ножа и фармпрепаратов.

    В-третьих, и западная, и восточная медицина очень неоднородны. В частности, на Востоке существуют принципиально разные подходы к лечению - в Индии, на Тибете, в Монголии, Китае, Тайланде… 

    ВРЕД ПОЛЕЗНЫХ СОВЕТОВ

    - И какой подход, с Вашей точки зрения, лучше?

    - Не совсем правильный вопрос. Я бы сказал так, не все, что предлагает восточная школа, нам подходит. Мы по-разному живем, по-разному питаемся, у нас другой климат. И даже конституционально мы - разные. Поэтому слепо брать и переносить к нам, допустим, китайский или индийский опыт нельзя. Это даже не бесполезно, это – вредно для здоровья!

    Простой пример. Многие россияне увлекаются Аюрведой. В индийском трактате черным по белому написано, что для сохранения здоровья человеку полезно пить по два-три литра жидкости в день. Это необходимо для «промывания» организма, вывода лишних солей, так называемых «шлаков и токсинов»... Но мы ни в коем случае не должны этого делать, если хотим сохранить свою сердечно сосудистую и выделительную системы. В Индии – пожалуйста, на юге России, у Черного моря – пожалуйста, хоть четыре литра пейте! Соль и влага выйдут с потом, и это будет действительно полезно. Но не на севере, не здесь, где три холодных сезона из четырех.

    То же самое касается рекомендаций по питанию, разных приемов и техник проведения точечного массажа, траволечению и т.д. У Востока нужно брать то, что нам действительно подходит, остальное – серьезно видоизменять.

    - Что вы и делали на протяжении долгих лет.

    - Совершенно верно.

    - И все-таки медицина какой страны нам ближе, как Вы считаете?

    - Тибетская. В России и на Тибете резко континентальный климат, могут быть и жаркое лето, и сорокоградусные морозы. Препараты, которые там делают, приготовляются из тех же трав, что растут и на нашей территории. Они сбалансированы по инь-янь и адаптированы для северян. Плюс их жесткие массажные техники, правила здорового питания, оздоровительная гимнастика, которые нам тоже во многом подходят. 

    ПРИВЫЧКИ, КОТОРЫЕ МЫ ПОТЕРЯЛИ

    - Есть такой афоризм: медицина лучше развита там, где ей меньше пользуются. Где меньше пользуются медициной, у нас или на Тибете?

    - А вы как думаете?

    - Уверен, что на Тибете, но не был там, поэтому хочется услышать, как говорят, из первых уст…

    - За то время, что я там провел, мне не приходилось видеть больных. То есть я не встречал хромающих тибетцев, людей, имеющих проблемы с позвоночником, перенесших инсульт или инфаркт… Не исключаю, что просто «не повезло» их увидеть. Но впечатление сложилось такое, что там живут абсолютно здоровые люди.

    Косвенным подтверждением моих слов является тот факт, что в Менцекане, индийском местечке Дхарамсала, где проживает тибетская община, работает всего одна клиника. В штате три врача, которые каждый день после двенадцати уходят домой, потому что нет пациентов.

    - Почему люди там не болеют, как Вы думаете?

    - Я убежден, что их здоровье связано с образом жизни, который сложился даже не за столетия, а за тысячелетия. Они рано ложатся спать, рано встают, ежедневно занимаются физическими упражнениями. Но самое главное – правильно питаются.

    Есть такой афоризм, человек есть то, что он ест. Я бы добавил, и как ест, и когда ест, и сколько, и с какими мыслями садится за стол… 

    - То есть наши болезни от неправильного питания?

    - Я уверен, что для подавляющего большинства это так. Мы быстро завтракаем, обедаем всухомятку, вечером переедаем, любим колбасы и полуфабрикаты, не соблюдаем режим приема пищи и т.д. Больше скажу, даже в медицине у нас до сих пор рассчитывают суточную диету по шкале калорийности продуктов и содержанию в них витаминов с микроэлементами… Это – глупость! Такой расчет не учитывает ни пола, ни возраста, ни образа жизни, ни тем более тех важных качеств еды, без которых от нее не будет пользы.

    - Каких именно?

    - Пища должна быть сбалансирована по инь и янь, содержать в определенных пропорциях «холодные» и «теплые» элементы. Должна соблюдаться сезонность употребления тех или иных продуктов.

    Мы как думаем: вот здорово стало, теперь зимой мы не испытываем недостатка в витаминах: в магазине есть зелень, яблоки, апельсины, мандарины, ананасы – круглый год. Но как существуют суточные биоритмы, так есть зимние, осенние, летние и весенние, которым соответствует разная солнечная активность и разная еда, о чем в нашей стране и понятия не имеют…

    - У древних славян эти понятия были?

    - Думаю, да. Но больше на уровне интуиции и культурных традиций, которые формировали у людей «здоровые привычки». Говоря современным языком, школы правильного питания как таковой у них не существовало. Тибетцы – более древняя цивилизация. И опыта, накопленного поколениями, у них больше. Но еще важнее то, что они этот опыт не растеряли, как мы, а используют по сей день. Мы же – в массе своей – едим безо всяких правил. И заново – кто во что горазд - придумываем велосипед правильного питания, чтобы не толстеть, не болеть, похудеть... 

    МЫСЛЬ МАТЕРИАЛЬНА

    - По поводу велосипеда. Хочу задать вам один провокационный вопрос. Вы не боитесь, что школу Чойжинимаева тоже назовут подобным изобретением? Ведь если есть китайская, индийская, тибетская школы, которые проверены тысячелетиями, что нового может предложить доктор Баир?

     - Мы уже касались этого вопроса. Моя миссия заключается в том, чтобы объединить все лучшее, что предлагают разные восточные школы, с учетом конституциональных отличий россиян, наших анатомо-физиологических особенностей и даже культурных традиций. Если бы китайская или индийская медицина была бы универсальной, то, поверьте, она давно завоевала бы весь мир. Но этого не произошло по той причине, что людям разных рас, народов и народностей необходимы свои терапевтические приемы. Общих схем и универсальных техник, увы, не существует.

    Последний раз я был в Пекине в качестве пациента клиники тибетской медицины. По моей просьбе врачи провели курс профилактического лечения. И на каждом сеансе я отмечал для себя те «ошибки», которые делают китайские врачи. Нет-нет, они все делали правильно, так и нужно лечить китайцев. Но у меня несколько иной болевой порог, иная реакция на терапию. Я с удовлетворением отметил, что попадись я самому себе в качестве пациента, помог бы себе намного эффективнее…

    - Как давно Вы используете свою методику?

    - Я начал комбинировать разные приемы точечного массажа еще лет тридцать назад, подбирая приемы, силу и продолжительность лечебного воздействия, в зависимости от индивидуальных особенностей пациента, его заболеваний. Не могу сказать, что работа в этом направлении к настоящему времени мною полностью закончена. Большой практический опыт я также приобрел в стенах клиники «Наран», которую мы вместе с сестрой создали еще в 1989 году. У меня там были пациенты с самыми разными заболеваниями, что требовало подчас нестандартных решений. 

    - Вы оставили «Наран»?

    - Да.

    - Почему?

    Пришло время создать новую целительскую школу, где использовался бы весь накопленный десятилетиями практический опыт применения моих адаптированных методик. Я многому учился в жизни, переосмысливал, перерабатывал, постепенно, шаг за шагом, приближаясь к созданию цели. И теперь, когда это удалось, пора передавать опыт молодым.